ДЕТИ ВОЙНЫ - Владимир Николаевич Моисеев
https://proshkolu.info/


Логин

Регистрация
Пароль
Забыли пароль?
http://proshkolu.info/

  О портале   Реклама   ТОП-100 школ   ТОП-100 участников   Рейтинги `Источника знаний`  

http://totaltest.ru/?promo=proshkolu&utm_source=site&utm_medium=proshkolu&utm_campaign=250x50 (edited)

https://ginger-cat.ru?from=proshkolu

https://diso.ru/?promo=proshkolu&utm_source=site&utm_medium=proshkolu&utm_campaign=250x50

https://mogu-pisat.ru/kurs/uchitel/?SECTION_ID=&ELEMENT_ID=1759325



ГЛАВНАЯ

ВСЕ ШКОЛЫ

НА КАРТЕ

КЛУБЫ

КОНКУРСЫ

БИБЛИОТЕКА

ИСТОЧНИК ЗНАНИЙ

ПОМОЩЬ















Владимир Николаевич Моисеев

Папка "разные"



КАБИНЕТ

ФАЙЛЫ

БЛОГ

ДРУЗЬЯ

ШКОЛЫ

ОБЩЕНИЕ

НАСТРОЙКИ

ЗАКЛАДКИ

Стихи к 23 февраля
Цветы к 8 марта
КЛАССИКИ О ВОЙНЕ (детские к Дню Победы)


 ДЕТИ ВОЙНЫ




К 70-летию Великой Победы
Подборка сетевой поэзии авторов 
Стихи.ру о детях Войны. 


ОТГОЛОСКИ ВОЙНЫ

Касатка Тата


А мама до сих пор всё это помнит,
Хоть было ей всего четыре года  -
Картину той смоленской жуткой бойни,
Устроенную вдруг немецким взводом...

Всё ближе подбирался враг к  Смоленску,
И в страхе покидали город люди,
В пылу эвакуации вселенской  -
От немцев прочь,  скорей,  и будь что будет...

Все мирно шли вдоль леса по дороге,
С котомками и малыми дитями,
И мама с мамой тоже,  сбив в кровь ноги,
Окольными знакомыми путями...

Откуда ни возьмись  -  мотоциклисты,
Фашисты,  вне закона и морали,  
Все бросились бежать в покров лесистый  -
Но падали в траву...  и умирали...

В детей стреляли  -  так,  ради потехи,
По полю матерей,  смеясь,  гоняли,
Из автомата  -  в спину с жутким смехом,
И убивали,  просто убивали!

А бабушка успела в лес укрыться,
И маму от зверей собой закрыла,
Руками,  как крылами верной птицы  -
Спасла дитя своё...  Так это было.

Все полегли  -  знакомые,  соседи,
Настигла смерть и маминых подружек...
И до сих пор во сне тем днём всё бредит  -
Над нею будто ворон чёрный кружит...
________________________________

А временнАя движется стезя  -
Вновь поднимают голову фашисты,
И нечисть разрастается цветисто...
Такое забывать  - никак  нельзя!

 

 

А ЗАВТРА БЫЛА ВОЙНА...

Юлия Долгановских

 

Как же громко звенит тишина!
Платье синее лёгкого шёлка
надеваешь... А завтра — война,
разбивается юность — в осколки!

И ручонки озябли, дрожат,
собирая щавель у дороги,
как же хочется есть, не сдержать
голодающей жалкой тревоги...

Ножки тонкие, все в синяках,
о чулках уже нет и помину,
боль свою ты сожмёшь в кулаках,
ветер шквальный толкается в спину.

Дотяни, добеги, дотерпи!
Доживи до победы, родная!
Ты поверь мне, вся жизнь впереди!
Жизнь сначала — с девятого мая.

...Семь десятков безудержных лет
календарь безучастно отмерил — 
в ручках тонких сжимает билет
твоя правнучка у карусели.

Как же громко звенит тишина!
Платье лёгкое синего шёлка...
Я не верю, что завтра война
разобьёт все мечты на осколки.

 

 

МНЕ РАССКАЗАЛА МАМА ПРО ВОЙНУ

Надежда Воронина

 

Мне рассказала мама про войну...
Но тот рассказ не о полях сражений,
о тех полях, где в горькую  весну
хлеб сеяли средь горя и лишений.

Как на быках девчушкой боронила:
без малого ей было десять лет,
босые ножки, оставляли силы 
и не хватало хлеба на обед.

Он был  из лебеды и из крапивы,
что рассыпался по карману в крошки…
И помнят слезы детские те нивы,
и моей мамы маленькие ножки!

 

 

ПАПИН ПОРТРЕТ

Фрида Полак

Ночь  едва  шелестит  занавескою  тонкой,
Я  смотрю  на  портрет,  что  висит  на  стене,
И  опять  ощущаю  себя  «ребятёнком»,
Папа – сильный, живой – улыбается  мне.

С  тёплых  рук  к  потолку  подлетаю,  как  мячик,
По  квартире  несётся  заливистый  смех.
Вот  сбегаются  все – братья,  сёстры – и,  значит,
Папа  весело  станет  подбрасывать  всех…

Мама  гладит  меня  по  головке  сердечно.
Все  садятся  за  стол  дружной  шумной  семьёй.
Нам,  беспечным,  казалось,  что  так  будет  вечно…
Но  идиллия  вдруг  оборвалась  войной.

Как  пантера  накрыла  когтистою  лапой,
Исковеркала  город,  навесила  дым.
И  на  фронт  уходя,  успокаивал  папа,
Обещал  непременно  вернуться  живым.

Но  неделю  спустя  что-то  вдруг  изменилось:
Пришивая  к  рубашечкам  папин  портрет,
Мама гладила  нас  и  сквозь  слёзы  просила:
«Дети,  помните  папу!  Его  больше  нет…»

Нас  куда-то  везли  в  тёмном, тесном  вагоне,
Впятером  уместились  на  полку  одну.
Убежали!..  Казалось,  война  не  догонит…
Ночью  грохнуло:  взрыв  разорвал  тишину!

Что  случилось,  не  мог,  несмышлённый,  понять  я,
От  вагона  отбросило  страшной  волной.
А, очнувшись,  искал:  где  же  сёстры  и  братья?
Почему  моя  мама  не  рядом  со  мной?

Подобрали  меня  незнакомые  люди,
Накормили  и  сдали  в  киргизский  детдом,
Объяснили:  теперь  тётя  мамой  мне  будет.
Здесь  спокойно,  и  воздух  не  пахнет  огнём.

Было  голодно, нас  приучали  работать,
Я  успехами  в  музыке  всех  удивил.
Сохранилось  в  учительской  папино  фото, 
Мне  его  с  аттестатом  директор  вручил.

Больше я не слыхал о братишках и  маме:
Ни в живых, ни в погибших имён не нашли.
Но любимых родных всё искал я упрямо
В самых разных концах необъятной земли.

…Много  вёсен  и  зим  с  той  поры  пролетело.
Раз  в  Европе  сестры  обнаружился  след,
Сомневаясь, в  квартиру  впустила  несмело.
...У  обоих  в  руках – пропуск – папин  портрет…  

 

 

ДЕТИ В КАТАКОМБАХ. КЕРЧЬ. КРЫМ

Зоя Соснина

 

Понять туристам не дано.
         И всё же, всё же….
Хоть было это так давно, –
         мороз по коже.
Там, наверху,– фашисты, враг
         и шквал свинцовый.
Со свастикой на школе флаг.
         «Порядок» новый.
Там, наверху – свинцовый град,
          и с неба – бомбы.
Ушли в подполье стар и млад.
          Все – в катакомбы.
Подземных километров семь
          без пищи, света.
Сосали влагу здесь со стен
          солдаты, дети.
Фонарь погашен. Страха нет: 
          с экскурсоводом.
Вдали – чуть уловимый свет
          окутал своды.
Внизу, на жуткой глубине
          колодец вырыт.
И подойти-то страшно мне,
          смотреть с обрыва.
С поверхности для них тайком 
          спускали пищу.
В ведре (ты с хитростью знаком?):
         двойное днище.
Полгода люди под землёй
         не просто – жили.
А вместе со своей страной
         врага громили.
Рискуя жизнью, шли к врагу
         в разведку дети.
…Расстрел ребят  на берегу  
         здесь, на рассвете… 
Замуровав все входы, враг, 
         травил их  газом.
Пять злобных газовых атак!
         Чтоб всех, и сразу…
...Вот, заржавевшая совсем,
         лежит кастрюлька.
Как памятник погибшим всем -
         осталась люлька....

Война ушла. Враг побеждён.
         И смолкли пушки.
…Сюда несут (и под дождём!)
         цветы, игрушки.

 

 

ДЕТИ ВОЙНЫ

Сергей Момджи

 

Мы дети войны,
             мы её не забыли,
Хоть в нас не стреляли,
         хоть нас не бомбили!

А жизнь проходила 
             у нас в эшелоне,
в теплушке иль просто
           в товарном вагоне,
где трудно, бывало,
       уснуть до утра,
под горькие запахи
            гари котла,
под крики младенцев
             и запах пелёнок,
и сами ревели,
         ведь каждый ребёнок!
Не знали, ясно,
       про ясли и про детсад,
но с братом играли мы
              в бой и десант,
мальчишками только
              куда ни ходили,
на свалке лимонки 
             играть находили,
на ёлки обрезок
             мы вешали гайки,
не помню, чтоб были
           там мишки и зайки!
А вечером мама,
          придя, над платком,
нам вшей вычищала
            густым гребешком!

Мы дети войны, 
             мы её не забыли,
хоть в нас не стреляли,
         хоть нас не бомбили,
но помним, что наши
               отцы победили,
а матери нам
         всю любовь отдавали,
чтоб выросли мы
         и войны бы не знали!

 

 

ТОКАРЬ

Виталий Туркин

 

Рябит  в  глазах …  Поспать бы  до  обеда … 
Вращает  шпиндель  заготовку  в  кулачках,
“Снаряды – фронту!”…  Где-ж  она,  победа ?
Как  смену  выстоять  на вмерзших   чурбачках?

Тяжелый  суппорт  выдраил  салазки,
Болванки  морщатся  морозным  наждаком,
И  стружки  рой  закрученной  окраски
Остервенело  шебуршится  под  станком.

Даст  бог - перемолотим  это  горе,
И  наши  с  “фрицем”  расквитаются  в  расчет,
Когда  с  войны   придет  отец  героем,
Тогда  учителка  дневник  не  заберет!

 

 

ПОСЛЕДНИЙ КОНЦЕРТ

Zett

Ночь в заснеженном Ленинграде,
на заиндевелой кровати
стонет девочка лет пяти.
Ну скажите же, Бога ради,
что поделать и как спасти?
Плавил лобик иней зернистый
и метались ладошки-листья
в стылом обруче простыней...
Ветер что-то писал со свистом
на таращившемся окне.
Плачет мать, а соседка Нина
на старинное пианино
долго-долго косила взгляд,
тёмно-красная древесина
застыдилась за свой наряд.
Это было живое тело!
Вы не знаете, как оно пело!
Пальцы. Клавиши. Моцарт. Лист...
Что там жалко - не в этом дело.
Ах как жарко оно горело
в свой последний выход на бис.

 

 

РЕМЕНЬ

Любовь Селезнева


Донёсся крик с подвального оконца-
   Хлестал ремнем виновного отец:
      Лишь год назад сосед «громил японца»,
         В ремне скрипучем, с орденом боец...

               - Вот за табак,  паршивец! За кресало!
          А вот за двойки, сукин ты сынок!
     И мать моя, того птенца спасая,
С картохой обронила чугунок...

К ватаге вышел поротый парнишка.
     - Ну и отделал тебя батька твой!
          А сирота завистливо мальчишке:
               - Зато с войны вернулся! Он -  живой!

                Катилась по щеке слеза горошком.
           Курлыкал где-то журавлиный  клин.
      - Нас мать вчера отшлепала ладошкой -
В деревне ведь ремень всего один...

 

 

ДЕТИ БЛОКАДЫ...

Наталья Смирнова 5


Серое небо над Ленинградом
Стало совсем седым.
Дети блокады, дети блокады
Смотрят сквозь едкий дым.

Грохот обстрелов бьёт лихорадкой,
Пепел летит в лицо.
Горло сжимает мёртвою хваткой 
Дьявольское кольцо.

В отзвуке грома стук метронома
Болью пронзил эфир.
Словно руины старого дома
Рушится целый мир.

Мокнет кусочек чёрствого хлеба
В талой воде из льда.
Хочется неба, прежнего неба,
Синего!..Как тогда...

Только стальные серые крылья
Напрочь закрыли свет.
Чёрною пылью, адскою былью
Загородив рассвет.

Дети блокады, дети блокады-
Сдавленный крик души.
Выстоять надо, выдержать надо,
Надо суметь ДОЖИТЬ.

Искры салюта снова раскрасят
Небо цветным огнём-
Синим и белым, жёлтым и красным,
Радость воскреснет в нём.

Птицей взметнётся над Ленинградом 
В свете иного дня!
Дети блокады, дети блокады...
Слышите ль вы меня?..

 

 

ПЕСНЯ МАЛЕНЬКОГО БАРАБАНЩИКА

Илана Арад

 

Мы выступаем до зари, пугая росы,
....От зверства пьяные, колючие, как розы,
Шлю другу взгляд из прерванного сновиденья.
....Шагаем. Нас ведут злым духам на съеденье
........В объятиях задорной, ласковой весны.

О, Бог, восстанови мой дом родной из праха,
....С лица земли в небытие исчезни, плаха...
«А Бог твой где?» – вопросят люди ниоткуда –
....Таким – ответ мой знающий: «Везде и всюду..»
........Молитесь, люди раздираемой земли...

Рассветом хмурится безжалостное небо,
....Стволы скрипят приветом – это быль иль небыль?
Когда-то в школе я решал свои задачки:
....Из пункта А в пункт Б – ползи, хоть на карачках,
........Напасти – за тобою наперегонки...

Как дети, жизнь и смерть, играя вместе, ладят,
....И дяди Васин пулемёт плюётся адом.
А жив ли буду я по окончанье боя?..
....Кукушка, помнишь, как в семье нас было трое? -
........Летели чередой весёлые деньки.

Считают ноги километры до привала,
....От солнца щурясь, барабан молчит устало.
И я молчу, его хранитель и товарищ,
....Среди лесного мха и огненных пожарищ.
........Шумя вершинами, нам внемлет хвойный лес.

 

 

ГОРОДУ ТРУДОВОЙ СЛАВЫ ПОСВЯЩАЕТСЯ

Лариса Семиколенова

 

Воскресный день. В разгаре лето.
К себе манят аттракционы.
Ты заслужил, бесспорно, это.
Отец тобой весьма доволен.

А впереди - одно лишь счастье...
И весело щебечут птицы.
Мечты разбиты в одночасье:
Война в твой дом уже стучится.

И завтра ты в военкомате:
"Прошу зачислить добровольцем."
Накажешь на прощанье брату,
Чтоб мать берёг... И не вернёшься.

"Погиб в бою,"- напишут скупо.
Враг у Москвы. Всё строже лица.
А город твой осенним утром
Назначат "запасной столицей".

Надолго отодвинув книжки
И школьные покинув стены,
Пошли девчонки и мальчишки
К станкам, своим отцам на смену.

Снаряды требовались фронту,
Зерно, патроны и машины.
И "чёрной смертью" самолёты,
Враги по праву окрестили.

Работали по две-три смены
Подростки, женщины и дети,
Дежурили под вой сирены, 
Чтоб самолёт врага заметить.

Ваш труд в тылу, как подвиг ратный,
Страной отмечен орденами.
И воинской победой славной 
Гордится Куйбышев по праву.

 

 

1941-1942

Геннадий Солодилов

И столица, и страна
В двух шагах  от пропасти,
Вся Кремлёвская стена
В камуфляжной росписи.

Во дворе — аэростат,
Днём под сеткой спрятанный,
Две полуторки дымят
Газогенераторные.
 
Ночью в небе вместо туч
Рыбы толстохвостые
Будет юнкерс невезуч —
Облететь непросто их.

Дома — скудная еда:
Жидкий суп картофельный,
А на сладкое — бурда 
С желудовым кофием.

Вот однажды был обед:
Вермишель с тушёнкой!
Ничего вкуснее нет
Для меня с сестрёнкой!

В январе шуршали все
Мятыми листами —
На газетной полосе
Заголовок: «ТАНЯ»*.

Репродуктор — чёрный рот
Нас разбудит рано.
Сводки Совинформбюро…
Голос Левитана…

Скажет нам, когда бежать 
Надо в подземелье,
Не забудет подсказать:
«Сделать затемненье!»

Мама любит слушать бас
Дяди Паторжинского…
Кукрыниксы в Окнах ТАСС
В станции «Дзержинская»

Летом я нашел подвал
Под большой столовкой,
Там морковку воровал.
Я ж худой и ловкий!

«Осторожно, листопад!»
На Ильинском спуске.
Группа девушек-солдат
В гимнастёрках узких.

Дерматиновый портфель,
На толкучке куплен.
В школу я хожу теперь
Первоклассник, шутка ль!

Детство память сберегла,
Ну, а всё, что после,
Пролетело, как стрела.
Вот и снова — осень.

 

 

ПОДРАНОК

Юрий Соловьёв

 

Талым снегом и мокрою глиной
Потянуло с колхозных полей.
Всколыхнул небо крик журавлиный
И затих на ветвях тополей.

Проскрипев по сеням, спозаранок,
Натянув на ходу пальтецо,
Голенастенький, "птица-подранок",
Вышел мальчик и сел на крыльцо.

Журавлей провожая глазами,
Прижимая коленки к груди,
Вспомнил мальчик об умершей маме,
Об отце, что на фронте убит.

Он не плакал…но видно от ветра
У мальчишки слезились глаза.
- Почему?.. и за что?
…нет ответа….
Небо в тучах, да птиц голоса.

 

 

МАЛЕНЬКАЯ ПИАНИСТКА

Павел Владыкин

Была война. Но продолжалась музыка.
Касались пальцы клавиш ледяных. 
И в этих пальчиках, щемяще  узеньких,
держалась жизнь. Лишь в пальчиках одних.

Нет от отца посланья треугольного. 
У мамы нечего на хлеб менять.
А девочка в разгар войны Бетховена
всё продолжала радостно играть.

Звучал отрывок мощной оды "К радости"*.
Его  тогда  слыхала  вся страна.
Быстрей и дальше всей отцовской  яростью
волной на запад  двигалась война.

Ой, девочка!  Твоя  страна  союзная
весь гнёт войны  какой уж год несла!
Была  война. Но продолжалась музыка.
И лишь бы  эта  девочка  жила.

 

 

ТАНЕ САВИЧЕВОЙ

Татьяна Шкодина 2

 

Девочка с Васильевского острова,
Голод победившая почти…
За густой завесой снега мокрого
Пропадали санные пути.

Уходили близкие, любимые.
Брат, сестра… А Таня всё жила.
Голод – не стрельба, не тропы минные.
Просто опустели зеркала…

Мамы нет… И боль впилась иголками,
И качнулась в комнате стена.
В дневнике дрожали буквы тонкие:
«Савичевы умерли». Война.

А дорога жизни слишком долгая…
Как теперь – без мамы, без родных?
Лёд крошился, мерзла кромка колкая,
Голос Тани сдался и затих…

 

 

ПТЕНЦЫ БЛОКАДЫ

Ольга Бут

 

Затеплилась надежда в уголочке, 
где нет тепла, и стены так утлы. 
Котенка тощего прижавши к щечке, 
и с щепкой, запеленатой в платочке, 
сидела девочка. 
Глаза её светлы. 
 
А где-то там, сверкает и грохочет, 
и мамы нет, и старшая сестра 
ушла куда-то, 
сполз с ноги чулочек, 
котенок испищался- кушать хочет. 
(Да и сама, ужасно голодна!) 
 
Глаза закрыв, 
(уснуть бы, так - теплее) 
и палец пососав, 
(живот болит), 
от страха лишь немного поревела, 
потом, чуть слышно носом засопела: 
глядишь, 
уж тихо, безмятежно спит... 
 
Что снилось им тогда, птенцам блокады? 
Наверное, что вот, войне конец. 
Отец живой, 
сестра и мама рядом, 
и дом, не изувеченный снарядом, 
и...
петушок лакричный. 
Леденец.

 

ДЕТИ ВОЙНЫ

Леонид Нелюбов

 

Я мёрзлую помню картошку,
Что мама возила в санях.
Объедки и хлебные крошки,
И боль на губах и в глазах.

И в голод, и в холод я выжил,
Теряя из детства друзей.
С тех пор я войну ненавижу,
И слёзы голодных детей.

Седею, но помню дороги,
Работали мы за двоих.
Забыли мы это - в итоге
И дети не знают о них.

Живём в одурманенной сини,
О Родине песни поём,
А бедность народов России,
колотится в сердце моём.

В приливе своих откровений,
Предвижу движенье вперёд,
И гордость других поколений
За русский, Великий народ.

 

 

ДЕТСТВО, ОПАЛЁННОЕ ВОЙНОЮ

Нина Цветкова 39

 

Детство, опалённоё войною,
Разновозрастных смешало нас.
И сорок четвёртою весною
Всех и записали в первый класс.

Осенью мы босиком ходили.
А весной, как только стает снег.
Нитками свои тетрадки шили,
Забывать о том сегодня грех.

Мамы стали на полях трудиться,
Взрывы были больше не слышны.
Мы ходили в первый класс учиться - 
Маленькие граждане страны.

Детство, опалённое войною,
Белые берёзы во дворе...
Я с душевным трепетом открою
Первую страницу в букваре.

Ест огонь еловые поленья,
Пышет жаром глиняная печь.
Первое твоё стихотворенье
Будет сердце, как огонь тот жечь.

Тлеют угольки, меняя краски, - 
Я умею по слогам читать.
Пушкиным написанные сказки
Слушают братишка мой и мать.

Детство, опалённое войною,
Бесконечных дней водоворот.
В школу шла сплочённою толпою
Армия детдомовских сирот.

Бедные. измученные дети.
Вместе их свела одна беда.
Я теперь за всех за вас в ответе,
Вы остались в сердце навсегда.

Ёрзают по парте локоточки, - 
На макушках волосы ершом...
Палочки и разные крючочки
Пишем мы простым карандашом.

Топаем пешком в одёжках драных
Километр грязи и воды,
И несём в котомках домотканых
Мамам просвещения плоды.

Дружная весёленькая стая,
Детский говор, как грачиный грай...
Пожалей нас, осень золотая,
Солнышком почаще согревай.

Детство, опалённое войною,
Сумка домотканая для книг...
Ты незримо следуешь за мною
И даёшь мне силы каждый миг.

 

 

В БЛОКАДУ

Клавдия Смирягина Дмитриева -1

 

Шаркающей старческой походкой
Он вошёл в нетопленый барак,
За фанерной хлипкой загородкой -
Тишина и серый полумрак.

На кровати - старых тряпок ворох
И пятно костистого лица.
И ни звука - ни малейший шорох
Не тревожит странный сон отца.

На полу - расколотая чашка,
Видно, удержать в руках не смог,
На гвозде - отцовская фуражка
("Подрастёшь - тебе отдам, сынок").

Подошёл, ступая косолапо,
Наклонился, в лоб поцеловал...
Кончилось мгновенно детство папы.
Сиротой и взрослым сразу стал.

 

 

ТЯЖЁЛОЕ ДЕТСТВО...

Валентина Карпунина 2

 

Тяжёлое детство! Ах, дети войны,
Как быстро взрослели в те годы они.
Стояли  две смены они у станка,
Война проклятущая! Чаша горька!

Трудились в тылу, не щадя своих сил,
А враг вероломный к Москве подходил.
Снаряды для фронта уж очень нужны,
Добыть у врага мы победу должны!

И враг ненавистный разбит, наконец,
Победа! Измучен, но счастлив боец!
Тяжёлое детство... Ах, дети войны,
Как быстро взрослели в те годы они.

 

 

АЛЁШКИН АВТОМАТ...

Верона Шумилова

 

Вокзал шумит...
                         Детишки на перроне
Ждут поезда...
                      Состав на фронт уйдёт.                                              
Платформа тонет 
                     в чистом детском звоне,
Она сюда историю зовёт. 

Мальчишка рыжий 
                       с детским автоматом,-
Ему едва ль пробиться...
                                     Плачет он...
Состав, пыхтя, ползёт, 
                            а в нём солдаты,                         
Кого-то развлекает патефон.

Открылись двери...
                             Радостные лица
Приветствуют улыбкой малышей:
"На фронт спешим,
                       победы чтоб добиться
Для вас, родных, для Родины своей."

Вдруг худенькая детская ручонка
Взметнулась над вихрастой головой:
"Возьмите, дядя, автомат для фронта!
Пусть бьёт врагов..."
                           Качнулся шар земной.

Солдат смутился: дрогнули ресницы...
Он в руки взял Алёшкин автомат:
"Добьём фашистов,
                       чтоб домой вернуться",-
Пообещал мальцу седой солдат...

 

 

 


Все ссылки на авторов активны.

[file]5591860-a600823[/file] Если кому нужен КОД
Автор: Сборное авторство
Источник: Стихи.ру



ОБСУЖДЕНИЕ


Светлана Васильевна Герасименко2015-04-19 18:45:06 - Светлана Васильевна Герасименко
Спасибо за подборку, Владимир Николаевич!

А у нас вчера был смотр художественной самодеятельности, посвященный 70-летию Победы.
В номинации `Художественное слово` 1 место заняла `Баллада о матери`.

Слез сдержать было просто невозможно..

Баллада о матери

Сорок первый год потерь и страха
Заревом кровавым пламенел
Двух парней в растерзанных рубахах
Выводили утром на расстрел.

Первым шёл постарше, тёмно-русый,
Всё при нём: и силушка, и стать,
А за ним второй пацан безусый,
Слишком юный, чтобы умирать.

Ну, а сзади, еле поспевая,
Семенила старенькая мать,
О пощаде немца умоляя.
Найн, - твердил он важно, - растреляйт!`

Нет! она просила, - пожалейте,
Отмените казнь моих детей,
А взамен меня, меня убейте,
Но в живых оставьте сыновей!`

И ответил офицер ей чинно:
Ладно, матка, одного спасайт.
А другого расстреляем сына.
Кто тебе милее? Выбирайт!

Как в смертельной этой круговерти
Ей сберечь когонибудь суметь?
Если первенца спасёт от смерти,
То последыш обречён на смерть.

Зарыдала мать, запричитала,
Вглядываясь в лица сыновей,
Будто бы и вправду выбирала,
Кто роднее, кто дороже ей?

Взгляд туда-сюда переводила...
О, не пожелаешь и врагу
Мук таких! Сынов перекрестила.
И призналась фрицу: Не могу!

Ну, а тот стоял, непробиваем,
С наслажденьем нюхая цветы:
Помни, одного мы убиваем,
А другого убиваешь ты.

Старший, виновато улыбаясь,
Младшего к груди своей прижал:
Брат, спасайся, ну, а я останусь, -
Я пожил, а ты не начинал.

Отозвался младший: Нет, братишка,
Ты спасайся. Что тут выбирать?
У тебя жена и ребятишки.
Я не жил, - не стоит начинать.

Тут учтиво немец молвил: Битте, -
Отодвинул плачущую мать,
Отошёл подальше деловито
И махнул перчаткой, - расстреляйт!`

Ахнули два выстрела, и птицы
Разлетелись дробно в небеса.
Мать разжала мокрые ресницы,
На детей глядит во все глаза.

А они, обнявшись, как и прежде,
Спят свинцовым беспробудным сном, -
Две кровинки, две её надежды,
Два крыла, пошедшие на слом.

Мать безмолвно сердцем каменеет:
Уж не жить сыночкам, не цвести...
Дураматка, поучает немец, -
Одного могла бы хоть спасти.

А она, баюкая их тихо,
Вытирала с губ сыновних кровь
Вот такой, убийственно великой, -
Может быть у Матери любовь.


Copyright: Ольга Киевская, 2010
Нина Валерьевна Рыжкина2015-04-20 00:20:39 - Нина Валерьевна Рыжкина
Спасибо, Владимир Николаевич! Как всегда выручаете!
Светлана Валерьевна Стышных2015-04-24 18:42:59 - Светлана Валерьевна Стышных
Спасибо большое!
Ольга Валентиновна Паняева2015-05-05 14:43:56 - Ольга Валентиновна Паняева
СПАСИБО!
Владимир Николаевич Моисеев2015-05-11 21:27:16 - Владимир Николаевич Моисеев
Всем Спасибо за развитие темы
Марина Владимировна Корепина2018-04-05 21:20:59 - Марина Владимировна Корепина
Владимир Николаевич, спасибо!
9 мая
Вы можете нажать на это фото для перехода на его страницу
Александр Владимирович Серолапкин2020-01-21 14:25:24 - Александр Владимирович Серолапкин
Александр Городницкий. Блокада.

https://www.youtube.com/watch?v=lJDDIB1e_mk
Светлана Владимировна Вотинцева2020-01-22 16:01:50 - Светлана Владимировна Вотинцева
Спасибо.

Прокомментируйте!

Выскажите Ваше мнение:

Зарегистрироваться




Вакансии для учителей









  Copyright © ПроШколу.ру 2007-2020. Все права защищены.   О проекте | Реклама | Статистика | Контакты | Translate
Использование материалов данного ресурса допустимо только с письменного разрешения администрации сайта.

Поиск по порталу













Новые комментарии



Большое спасибо,Людмила Николаевна!
Хорошо написано, прочел на одном дыхании!
Ну, хоть какое-то разнообразие внес. ))))
Ну, хотя бы с тем, что у женщин (якобы) логическое мышление превалирует.
Приезжали к нам в сибирский леспромхоз представители Москонцерта, пели забавные куплеты. Слова за давностью лет забылись, а вот припевчик остался в памяти: -А ты на это сбоку посмотри, А ты на это плюнь и разотри Работает)))
С чем, конкретно, Вы не согласны?





















 



http://www.roscomsport.com/

https://proshkolu.ru/user/robot/blog/568472/

https://roscomsport.com/

https://roscomsport.com/